Корзина
basket empty В корзине пусто
Без учета стоимости доставки
Грушевая поляна
Грушевая поляна
Грушевая поляна
Грушевая поляна
Нана Эквтимишвили
Грушевая поляна
Грушевая поляна
472
630
472
epub, fb2, mobi 320
О чем книга

«Я должна убить Вано». Так думает восемнадцатилетняя Лела, бывшая воспитанница тбилисской школы-интерната для детей с отставанием в развитии. Она достаточно взрослая, чтобы уйти из этого места, где провела всю жизнь, но не уходит. Лела остается, чтобы заботиться о брошенных детях, и вынашивает план мести учителю истории. Что на самом деле происходит за закрытыми дверями школы, возле которой раскинулась грушевая поляна? Неужели насилие — единственный путь к освобождению?


Пестрый роман в кинематографичных постсоветских декорациях о брошенности и поисках друга, о том, как люди бывают особенно жестоки к тем, кому могут помочь, о душащих предрассудках. Но это еще и роман, дающий надежду: как на пробуждение справедливости в обществе, так и на обретение личного счастья. Его автор — известная грузинская режиссер Нана Эквтимишвили, представительница грузинской новой волны в кинематографе.

Книга вошла в лонг-лист Международной Букеровской премии. Перевод с грузинского выполнила театральный критик Майя Мамаладзе.

Характеристики
  • Код товара 978-5-6046470-9-7
  • Год издания 2022
  • Страниц 176
  • Размеры 21 × 14 × 1 см
Над книгой работали
  • Руководитель направления Юлия Петропавловская
  • Переводчик Майя Мамаладзе
  • Ответственный редактор Ирина Веселова
  • Литературный редактор  Юлия Полещук
  • Корректура Светлана Липовицкая, Анна Баскаева
  • Верстка Елена Бреге
  • Дизайн обложки Анна Латухова
Отзывы о книге
Глдани, микрорайон грузинской столицы, где происходит действие книги, ­­— это другая планета. Эквтимишвили почти кинематографическими методами воссоздает узкий замкнутый мир, суетливо деятельные герои которого будто сошли с полотен Босха. Обитатели интерната плохо знают жизнь за его стенами: у них своя мораль и свои, порой дикие, порядки, свои герои, рассказы о которых передаются из уст в уста. А большой мир неумолим, за редким исключением в нем нельзя рассчитывать на справедливость и понимание.
Когда вы закроете эту книгу, то почувствуете, что ее персонажи — ловкая гибкая Лела, которую горожане считают некрасивой, потому что она похожа на мальчика, загадочно улыбчивый цыганенок Васка, вся дружная пятерка не унывающих хулиганов интерната — прокрались вам в сердце.
Майя Мамаладзе
Майя Мамаладзе
переводчик, театровед
История взросления девочки Лелы своей неприютностью и откровенностью напоминает рассказы Натальи Мещаниновой — горькое, и, к сожалению, страшно узнаваемое чтение.
Анастасия Завозова
Анастасия Завозова
книжный критик, главный редактор Storytel
В этом романе одна из лучших главных героинь, которых я когда-либо встречала.
Аида Эдемариам
Аида Эдемариам
судья Международной Букеровской премии
В Леле Эквтимишвили воссоздала экстраординарную героиню из неблагополучной семьи, решившую избежать своей очевидной судьбы и сделать все возможное для такого же обездоленного друга. Жемчужина.
Чарли Коннелли
Чарли Коннелли
The New European
Эквтимишвили дает голос терпеливому ожиданию: ее роман позволяет ощутить, насколько долог путь к лучшей жизни.
Börsenblatt
Börsenblatt
немецкий журнал
Этот роман вновь перенес меня в Грузию середины 1990-х, которую мне когда-то довелось увидеть собственными глазами и которая произвела на меня такое большое впечатление. Для Грузии это был период хаоса и надежд, последовавший за распадом Советского союза, гражданской войной и военным переворотом. Письмо Наны пробуждает воспоминания, а ее внимание к деталям настолько острое, что каждое слово на странице пульсировало в моем теле: я ясно видела улицы и дома, слышала крики детей во дворе и ощущала движение ветра на своей коже.
Элизабет Хайвей
Элизабет Хайвей
переводчица «Грушевой поляны» на английский
Я знаю, что этот роман уже понравился многим грузинским читателям, и причина может быть в том, что те, кому наскучили наши типичные тексты, пропитанные медлительностью, увлеклись его динамизмом.
Шота Иаташвили
Шота Иаташвили
литератор, арт-критик
Роман «Грушевая поляна» — это погружение в жизнь Тбилиси девяностых, где время остановилось, и ничто не сможет спасти героев от предрассудков и жестокости. Вот только любовь и милосердие сильнее, чем кажутся.
Татьяна Наумова
Татьяна Наумова
книжный обозреватель и профессиональный учитель
Несмотря на сложность, остроту и болезненность тем, которые поднимает Эквтимишвили, «Грушевая поляна» читается как книга о надежде на счастье, которое обязательно наступит.
Аня Кузнецова
Аня Кузнецова
автор сетевого издания «Большой Город»
Цитаты из книги
01

Если сорвать и надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала, а те, чьим зубам достанет крепости ее разжевать, обнаружат, что она совершенно не сладкая. Когда Лела с пожарной лестницы смотрит на грушевую поляну, ей кажется, будто это какая-то неведомая земля, но, забежав случайно в этот укромный уголок, она каждый раз пугается, что никогда не выберется отсюда. От страха у Лелы колотится сердце: вот-вот грушевые деревья поймают ее, повалят на мягкую землю, та навсегда поглотит ее тело, и сквозь него прорастут корни.

02

Родители долгое время держали Гнацо в психиатрической лечебнице. Вроде бы его там даже подлечили. Потом Гнацо выписали; зимой и летом он ходит в черном пальто, с растрепанными волосами и что-то бормочет. Иногда, если прислушаться, можно услышать и что-то умное. Бродит Гнацо, спорит сам с собой и с ветром, а ветер уносит его слова и не отвечает ему. Говорили, что Гнацо ненавидит зеркала, не выносит вида собственной физиономии в отражении. Оказывается, он даже заставил мать снять зеркало в ванной. Когда Тариэл хочет побриться, достает из-под ванны осколок зеркала и прислоняет к шампуню Наргизы.

03

Дети собрались вокруг сторожки, и, когда Марика оттуда выходит, Леван выкрикивает: — Аджеско джусей ай лав ю! Дети смеются. Марика тоже. — Так неправильно. Надо говорить: «Ай джаст коллд ту сэй ай лав ю». — Уф! Кто такое запомнит! — Леван бьет себя ладонью по лбу. Чувствуется, что Марика ему нравится. — А ты знаешь, что это значит? Леван багровеет, но все же отваживается предположить: — Так тебя разэтак, да? И дети снова покатываются со смеху. — Нет, это значит «Я позвонил, чтобы сказать, что люблю тебя». Слова Марики производят фурор. Дети хохочут как помешанные, а Леван корчит такую гримасу, будто у него во рту что-то кислое. Лела выходит из сторожки: — Пацан, вали отсюда, оставь девушку в покое. — Пускай, он мне не мешает, — заступается Марика. — Говорит, что любит меня, как же я ее оставлю! — подхватывает Леван, и дети опять хохочут. Марика уходит.

Об авторе

Нана Эквтимишвили — грузинская писательница и режиссер, представительница грузинской новой волны в кино, лауреат специальной награды Берлинского кинофестиваля от Международной конфедерации художественного кино (за фильм In Bloom). Как рассказывает Нана, для нее главным при написании романа было показать детей с неуемной жаждой жизни. Она росла в середине 1990-х на той самой тбилисской улице, по соседству с обитателями детского дома, который описан в книге. «Мой район казался мне обочиной мира — местом, куда никогда не захочется вернуться, но которое ты никогда не забудешь».

Нана Эквтимишвили
Нана Эквтимишвили

Соберите комплект со скидкой
3 товара
1 239
1 549
Грушевая поляна
Грушевая поляна
Нана Эквтимишвили
Южный Ветер
Южный Ветер
Даша Благова
Поделитесь ссылкой на страницу книги
Смотрите также